«Танго — это природный пульс на запястье Буэнос-Айреса.» Леопольдо Маречаль

Не за долго до рождения танго, меняли свои границы вице-королевства Испании, происходили военные восстания,  смешивались культуры. В середине девятнадцатого века прошла волна миграции в страны Латинской Америки. В результате население Аргентины увеличилось в три раза, в крупных городах появлялись новые кварталы, кварталы бедняков и авантюристов – аррабали. Не удивительно что музыка рождавшаяся на улицах таких кварталов была соединением противоположностей, кажется в ней переплетается непривычный быстрый ритм новой жизни с мечтой  с тоской и томлением.

Под эту музыку исполнялись песни в традициях пайяды (чтение экспромтных стихов в сопровождении гитары) о роковой любви, креольских дуэлях и загубленных судьбах и импровизационный танец соединявший традиции хабанеры милонги и кандомбе. Так появилось танго. Танец танцевался в закрытой позиции при близком контакте партнеров, вызывающе-откровенный для своего времени он не мог рассчитывать на теплый прием в приличных домах.

Танго и любили и не принимали, путь к признанию был сложным. К тому же его развитию мешало уникальная этнографическая ситуация сложившаяся в больших городах Аргентины: мужчин было в несколько раз больше чем женщин. Возможно танго бы погиб  как парный танец, если бы в музыке отражалась только  тоска и томление, но к счастью танго это не только любовная страсть, это и столкновение двух противоположно направленных разных сил, это конфликт, это соперничество, может потому мужчины решились оттачивать мастерство танца в паре с… мужчинами. За возможность танцевать партнершам платили, танго танцевали в борделях.

Постепенно танец становится не таким откровенным и вызывающим, новые красивые мелодии проникают в кафе юных окраин Буэнос-Айреса, «очищенная» версия  танго заинтересовывает более  приличную публику. В 20х годах прошлого века Аргентина становится крупнейшим поставщиком зерна, а после изобретения пароходовхолодильников начинает экспортировать в Европу мясо. С торговыми судами в Европу попадет танго. Экзотический танец становится модным в Париже, а после быстро приобретает популярность во всех крупных городах Старого Света. Только получив признание и любовь другого континента танго в ходит в дома высшего общества Аргентины (в то время одной из самых богатых стран мира).

11 декабря 1890 года родился Карлос Гарделя, который исполнил множество знаменитых песенных композиций танго. Он стал национальным символом, а танго-песни прибрели массовую популярность. В день его рождения сейчас отмечается международный день танго.

Танго больше не считают неприличным, танго призноно национальным достоянием Аргентины, танго популярно за пределами страны, мир покорен?
Нет! Профессиональные композиторы не относили танго к «серьезной» музыке. Переменить ситуацию удалось основателю стиля «Tango-nuevo» Астору Пьяццо́лле («El Gran Ástor» — Великий Астор, как его называют в Аргентине). Удивительным образом его собственная судьба повторила судьбу любимого направления музыки: вырасти в Аргентине, получить признание зарубежном, и только потом быть принятым на родине. Отчаянье, поиски, скандалы, новые учителя, новые веянья, борьбе с предубеждениями, казалось, не будет конца, но путь от аранжировок к собственным сочинениям все же увенчался успехом: Аргентина признала tango-nuevo, профессиональная среда композиторов – танго, мир сошел с ума «Oblivion», «Tanguedia», «Milonga Del Angel» и конечно же  «Libertango».

Сегодня танго находит место и в программах консерваторий  и в эфире популярных радиостанций, в кинолентах, на театральных сценах, бесчисленных танцевальных залах, и конечно милонгах Буэнос-Айреса.